Кладоискатель > Энциклопедия кладоискателя > Путешествие через Хубсугул к золоту Чингисхана (продолжение)

Что за кладоискатель, если у него жена работает. Фильм "У Черного моря". Как копают на пляже в Сочи. Проблемы на Сочинских пляжах для новичка с металлоискателем. Находки копателей на пляже. Автор фильма Рудольф Кавчик
Подробнее...
Куда поехать на коп. Открытие кладоискательского сезона. Всякий раз, когда собираешься на коп, встает вопрос, а куда же поехать? Мы воспользовались старинными картами Рязанского наместничества 1790 года. Эти карты можно найти в интернете в свободном
Подробнее...
Где искать золото и золотые самородки. Золотодобыча своими руками. Глава 1. Автор Рудольф Кавчик. Современный старатель имеет лучшую оснащенность и может промывать не 1–2 куба породы в день, как дореволюционный старатель, а десятки, причем с меньшими
Подробнее...
Клад медных монет времён правления Николай найденный в Тульской области. Видео снято 10 лет назад. Автор фильма Рудольф Кавчик
Подробнее...
Настоящая, чугунная пушка найдена кладоискателями у затопленной пристани. Что можно еще найти под водой с помощью подводного металлоискателя: монеты, золото, украшения и даже пушку. Дайверы - кладоискатели под водой с подводным металлоискателем Excal
Подробнее...

Подписаться на новости
E-mail

Путешествие через Хубсугул к золоту Чингисхана (продолжение)

ЗАТЕРЯННЫЕ ВО ВРЕМЕНИ

Именно тронуться, поскольку чем ближе мы подходили к старому замку, тем вкрадчивей и опасней становилось наше движение. Какие-либо дороги в степи вдруг кончились, шли медленно, выбирая маршрут по компасу. И вдруг перед нами выросла каменная гряда, ровненьким шрамом пересекавшая всю степь. Остатки древней стены, которая была построена вовсе не в качестве границы и оборонительного сооружения наподобие стены китайской. Как стало известно потом, она служила монгольским воинам для загона зверья во время облавной охоты. Наверное, здесь можно откопать кучу наконечников и другого "железа", но желание поскорей увидеть замок не задерживает нас здесь. Впрочем, куда ехать дальше, непонятно. Но вот с той стороны, откуда веков семь назад с гиканьем неслись тысячи воинов, появился одинокий всадник. Видимо, сведения о плотности населения в  Монголии - всего-то два человека на квадратный километр - надо принимать буквально. В каком бы километровом квадрате путешественник ни оказался, всегда отыщется "дежурный поводырь", который ориентируется в степях не хуже, чем ты в своей квартире. И сейчас такой пришелец нарисовался кстати. Объяснили кое-как, куда хотим, и наш сталкер рукой указал курс. Колеса джипов осторожно перешагнули каменные остатки древней "скотобойни" и двинулись в указанном направлении. А дальше дорожка припетляла к реке и тихонько повела между берегом и отвесными скалами, обостряя напряженное ожидание труднопроходимыми участками, где креномер становится главным прибором в джипе. Только по нему видишь, что до критического бокового крена еще несколько градусов, тогда как по собственному ощущению ты уже должен стоять "на ушах".

 Дальнейшее продвижение все больше делало из нас героев сказки. Вот вырос символический камень с древней монгольской письменностью, где причудливые знаки писались сверху вниз и справа налево. Остановились около него, как богатыри на распутье. Тишина, ветерок, далеко на том берегу реки пасутся какие-то животные "невиданной красы". При осмотре в бинокль оказались верблюдами. Настоящими, двугорбыми. Ну точно, попали в другое измерение. Пробираемся еще через пару горных перемычек и вот он, огромным призраком возникает Белый замок. Стоит одиноко посреди долины, окруженной холмами. Точнее, стоят развалины, но издали в густом предвечернем свечении они кажутся действующей крепостью, неприступной и грозной. Часть стен и башен еще хорошо сохранились, поэтому нетрудно представить себя участником  событий позднего средневековья. Империи Чингисхана давно нет, а Монголия переживает проникновение буддизма и влияние Маньчжурских правителей. Словно тараны на приступ, наши джипы цепью несутся к замку, лишь слегка качнувшись там, где когда-то был глубоченный ров. Построенный в начале 17 века из белого камня, замок Цогту тайджи был разрушен маньчжурами. С тех пор никто не мешает замку спокойно "стереться" с лица земли. Более того, археологи и туристы вроде нас этот процесс посильно ускоряют. Впрочем, здесь есть свой хранитель древности. При виде джипов он подъехал откуда-то на мотоцикле и замечательно сбацал обрядную песню на медных тарелках. Отблагодарили его бутылкой водки и остаток дня посвятили осмотру  замка, раскопкам и сбору сувениров. Под ногами можно еще найти кусочки фасадной лепнины и глазурованной черепицы, по которым хорошо представляешь, каким великолепием сиял этот замок. Из земли же с помощью металлодетекторов удается выудить наконечники стрел, элементы украшений, "швейную" иглу. Когда-то этой иглой сшивали кожу, а теперь она нашла место в инструментах "Самурая" как шило для экспресс-ремонта бескамерных шин! Следующий день подарил новые открытия, но не за просто так. Пришлось заплатить очередными поломками рессор. От развалин Белого замка взяли курс  на развалины уже Черного замка, который находится в километрах пятидесяти. Однако начало маршрута на этот раз застопорил "Дед" - в просевших рессорах окончательно лопнул лист, рессора стала расползаться, и экипаж на два часа встал "загорать" с инструментом в руках. И весьма удачно встал, поскольку все остальные кинулись на раскопки древнего городища, едва обнаруженного в бинокль среди песка и верблюжьей колючки за полтора-два километра от этого места. Городище, как выяснилось потом, относится аж к X-XII веку, ко временам Киданьской империи, и обозначено периметром некогда мощной городской стены, напоминающей теперь старую железнодорожную насыпь. Ориентиром этого городища еще дочингисхановской эпохи стал холм с огромной  пирамидой, выложенной булыжниками на высоту не менее 15 метров. В таких курганах в те времена хоронили знатных людей. У подножья пирамиды камнями выложено слово из русскоязычных букв: ЧИНТОЛГОЙ, что говорит о современном преклонении этому священному месту. Об этом поведали и пустые бутылки из-под спиртного, что разбросаны на макушке пирамиды. Там же мы нашли змеиную шкуру, после чего поспешили сойти вниз и отправиться на городище. Не обращая внимания на пекло, все попробовали "поудить" металлодетекторами, найдя это занятие чрезвычайно увлекательным даже при 40-градусной жаре в тени. Местечко оказалось клевным, откапывали не только древние гвозди и наконечники стрел, но также старинные  китайские монеты, красивый кулончик, и даже крохотную статуэтку. Не золотые, конечно, но все-таки, ведь монетка XII века на рынке может стоить до 30 долларов! После ремонта экипаж "Деда" еле докричался нас по рации, чтобы отправиться дальше. Чем ближе мы подходили к Черному замку, тем становилось жарче во всех смыслах. Полуденный зной давил все агрессивней и демонстративней. Степь вдруг сменилась настоящей полупустыней - песчаниками с небольшими барханами и  пучками зеленой травы. Колеса джипов крутились с заметным сопротивлением и двигатели работали с повышенной нагрузкой. Приходила мысль, что можем встать из-за перегрева, но в этом отношении в колонне было тихо и надежно.  Усилился ветер, но свежести это не прибавляло. Дыхание Гоби было не более холодным, чем из калорифера на полной мощности. Природа явно была недовольна нашим флибустьерством и, как могла, скалилась. Сильный горячий ветер стал рождать довольно мощные вихри в километре от нас. Один, два. А потом из такого вихря прямо на наших глазах родился смерч. Не торнадо, но это был настоящий смерч, с широким завихрением внизу и высоким всасывающим "шлангом". Смерч шел параллельным курсом, не отставая. Его четко очерченная горловина зловещим кнутом медленно изгибалась и качалась. Когда двигался по песку, был серо-желтым, но только зашел в озерцо, сразу побелел, как молоко. Зрелище не слабое и напрочь привораживающее, а в сопровождении диска "Энигмы" движение с таким соседом превращалось в какой-то сатанинский парад.  Вместе с тем, нервы щекотала мысль - не пришлось бы от этого смерча сматываться, как в известном фильме Спилберга. Да там-то он был компьютерный, а здесь живой. Но обошлось, через несколько минут смерч растаял так же неожиданно, как и родился. На развалинах Черного замка мы провели не больше часа. Построенный из черного камня замок Харабух балгасун сохранился хуже, чем "Белый", хотя по своему размаху значительно его превосходил. Вероятно, сказалась открытая местность, совершенно не защищенная ни от каких ветров. Как тут вообще можно было жить? - спросит любой сибиряк. Будь погодка располагающая, мы бы тут задержались. Но раскаленный ветер буквально выдул отсюда, хотя на джипах мы заехали в самое чрево центрального дворца, спрятавшись в  коробке некогда величественных стен. Но в земле еще есть некоторые "сокровища", поскольку экипаж "Черного" успел откопать в Черном замке некоторые детальки украшений. За что совсем скоро пришлось расплатиться. Не проехав от замка и 20 километров, по рации раздался тревожный голос водителя Wrangler: "У меня на задней правой рессоре из пяти листов целых осталось два". Так что не удалось "Черному" взять Монголию в белых перчатках. Пришлось всем снижать скорость  до 30 км/час и конвоировать родоначальника джипов до поселка, который удачно обнаружился в пяти километрах слева по курсу. В поселке хватило нескольких знаков на немом языке, чтобы местные мужики врубились в суть проблемы. Без лишних разговоров (точнее, вообще без них) проводили нас в сервис при домашнем дворе и с невероятной проворностью "подковали" Wrangler при помощи двух уазовских листов. Все-таки монголы по части ремонтов рессор - выдающиеся мастера. Они, наверное, даже не поняли, что ремонтируют американский джип, а вовсе не УАЗ. Хотя нет, поняли, ведь за ремонт запросили ни много ни мало 40 долларов. Сначала мы удивились такому неадекватному аппетиту, но потом удивлялись еще больше, когда взамен больших денег сторговались всего на три бутылки водки. "Черный" после удачного экспресс-ремонта рессоры явно посветлел "лицом", а команда бодро взяла направление на легендарный город Хархорин. До него проехали по степям еще около ста километров, по разику встретив, наконец, экзотических  животных - сайгаков и тарбаганов. Судя по всему, они на грани истребления, особенно тарбаганы, давно разошедшиеся на шапки сибирякам. Зато падших коров - навалом. Монголия славится самым большим поголовьем домашнего скота на душу населения, но если в стране эпидемия, то трупы животных, бывает, мешают ехать по степи. Останки коровы даже можно встретить на улице какой-нибудь захолустной деревушки. И никому, похоже, до этого нет дела. Как, наверное, никому нет дела до самой деревушки. Проезжаешь такую с грустным ощущением Края Света. 

НА СРЕЗЕ ВЕКОВ

Хархорин, куда мы ворвались грязные и голодные уже вечером, известен как одно из древних поселений в Монголии со времен Чингисхана и сегодня представляет некий исторический срез национальной культуры. Старое городище, по преданию построенное в начале 13 века одним из сыновей Великого хана, теперь закрыто от посторонних глаз и там работают археологи. А вот первый в Монголии буддийский монастырь Эрдэне-Зуу, построенный здесь в конце 16 века, хорошо сохранен, отреставрирован и открыт для туристов. Современный же промышленный городок замечательно вписывается в новую историю Монголии: вот серые квадраты жилых кварталов с постройками зоновского типа, доставшиеся от времен советского присутствия, а вот красивенький, как конструктор Lego, заводик, возводимый японцами.

 Переночевав на речке вблизи столь легендарного места, помытые, побритые и переодетые, с утра заехали на экскурсию в монастырь. Высокие белые стены длиной по 400 метров, укрепленные башенками-ступами, ограждают целый городок. До дружбы с Советами, когда Монголия считалась провинцией Китая, в монастыре действовало 60 храмов. Сейчас осталось 15, поэтому территория монастыря во многом пустая. Три бакса за экскурсию и пять за фотосъемку - таковы расценки для интуристов. У стен монастыря много торговцев сувенирами. Среди сувениров есть ископаемые, в том числе те китайские монетки XII века, что мы находили на киданьском городище. Наверное, что-то действительно откапывается, а что-то подделывается. Рассчитано это на тех цивилизованных туристов, что приезжают сюда из Улан-Батора. Мы же прибыли из степей, сами изрядно покопавшись в кладоноснных землях. Прохлада полутемных храмов приятно укрывает от солнечного пекла, да и посмотреть любопытно. Глиняные статуи Будды, расписанные "под золото", излучают само спокойствие, изображения подвигов многорукого Защитника в страшной маске заставляют поежиться, а в краеведческих музеях при храмах можно сосредоточиться на таких реликвиях, как вооружение монгольских воинов или чаша, сделанная из  человеческого черепа. Во дворе одного из храмов внимание привлекает огромный медный котел, в котором когда-то жившие здесь ламы варили пищу. Возможно, в таких же котлах Темучин, еще будучи "тинейджером", заживо сварил вождей мятежных племен. Так будущий Чингисхан продолжал дело своего отца, хана Багадура, по объединению монголов. Столь мрачные предания не случайно тогда вспомнились. В окрестностях Хархорина, как раз там, где мы ночевали, до сих пор живет семейство, у которого отрезаны языки. Говорят, что еще при Чингисхане их предки что-то не то сказали, и с тех пор всему поколению при рождении отрезают языки. В эту дикую байку о старообрядцах не хочется верить, но подтвердить или опровергнуть ее не удалось. В Хархорине еще в начале  пути была запланирована и поездка на водопад, до которого отсюда 70 километров по бездорожью и пять пешком. Но сейчас о нем дружно "забыли". Во всяком случае, водители после всех технических приключений не выказали ни малейшего желания туда переться.  Устали. Сейчас, на десятый день путешествия, всех манила другая достопримечательность Монголии, особенно ценимая автотуристами - асфальт. В стране официально насчитывается около 47000 километров автодорог, и только тысяча из них покрыта асфальтом! И первый "наш" асфальт начинался именно здесь, резко повернувший маршрут уже на северо-восток, на Россию. Почувствовав твердую ниточку с домом, за полдня по избитому асфальту, очень похожему на иркутскую улицу Баррикад по весне, проскочили 360 километров до Улан-Батора. Иногда раскуроченные ямы здорово встряхивали джипы, заметно полегчавшие к тому времени. Иногда приходилось едва разъезжаться с грузовиками, в которых ехали заснувшие или непротрезвевшие монголы. После степных просторов ограниченная полоса трассы поначалу просто пугает. В качестве отдыха и для поддержания тонуса по пути остановились в придорожном кафе (гуанзе), которое представляет из себя весьма уютную юрту, небольшую  снаружи, но очень просторную внутри. Солнце через макушку юрты дает  прекрасное освещение, а столики располагаются кругом по стенке, так, что всех и все видно. В гуанзе нас потчевали супом, состоявшим из лапши, кусков баранины и пельменей, приправленным острым соусом. Проглотили с большим аппетитом, особенно под водочку, которую уже по-монгольски пускали в одной чашке по кругу. А напоследок обменялись с хозяевами народными песнями под гитару. Обед в пересчете на наши деньги стоил 30 рублей. За сто километров от монгольской столицы заехали на заправку, где теперь бензиновый Wrangler мог всласть надругаться над дизельными попутчиками. Солярка здесь продавалась по 404 тугрика (примерно 11 рублей), а 93-й бензин всего по 380! А через 200 метров "дизелисты" уже не знали, злорадствовать или обижаться - на соседней заправке солярка продавалась по 340 тугриков. В Улан-Батор въехали уже в сумерках, заплатив по 200 тугриков с машины на контрольном посту. Современный Улан-Батор по своему размаху и архитектурному исполнению напоминает какую-нибудь сибирскую столицу, не более того. Но если у нас это, как правило, конгломераты с многочисленными городами-спутниками, то столица Монголии обособлена. После тысячекилометрового к ней пути по степям вовсе не ощущается единство  времени, места и государства. Кажется, что истинная Монголия с ее отсталым развитием и бедностью населения уже кончилась и ты попадаешь на островок маленького социально-экономического чуда, взявшего курс на рыночные реформы. Занимательные столичные картинки начинаются прямо на КПП. На встречу аэродромные КРАЗы-бензовозы уходят куда-то вглубь страны, а наши документы проверяют милиционеры в ослепительно красивой форме и белых перчатках! У нас стражи порядка по сравнению с ними - просто бойцы в наряде по кухне. В западном предместье Улан-Батора на холме раскинулся огромный юрточный городок, так сказать, частный сектор. Учитывая, что такая юрта стоит не менее тысячи долларов, этот городок не назовешь "бичевским". Да и "сотые крузеры" возле некоторых юрт об этом не свидетельствуют. 

НА ПРАВИЛЬНОМ ПУТИ

Улан-Батор не очень сложный для навигации. Город вытянут вдоль длиннющей и прямой главной улицы - Инхтайуайна (проспекта Мира), и глухо заблудиться  в нем мудрено. А вот по интенсивности движения и манере езды Улан-Батор очень даже не простой. Вот где проявляются монголы в своем исконном амплуа лихих наездников. Они не то что бы жгут резину при стартах и остановках, они просто очень быстро и "тесно" едут, забывая сигнализировать свои непредсказуемые маневры. Поначалу мы хорохорились в потоке, но когда поняли, что для местных драйверов мы не авторитет, стали осторожней. В случае чего, у кого искать "крышу"? Да и не понятно, на каких джипах здесь надо ездить, чтобы другие предусмотрительно дистанцировались от тебя. Подобных HiLux Surf тут пруд пруди, да и нашими "крузерами" пугать некого. Новеньких "сотых" и, что особенно примечательно, новых Patrol GR в Улан-Баторе просто прорва. Как, впрочем, хватает американских, английских и корейских джипов. Из малышей мелькают Grand Vitara и даже новенький Jimny, кои для Иркутска еще экзотика.

 Автопарк новых импортных (не российских) автомобилей напрямую связан с работой крупных дилеров, из которых по рекламе больше всего активны Toyota, Nissan, Suzuki, Hyundai. В программе экскурсий по городу мы посетили местный Toyota-центр и, честно говоря, были разочарованы. Нет, здание шоу-рума вполне "фирменное", на цивилизованном уровне, но содержимое его обескуражило. Большой выставочный зал занимала лишь одна модель, да и то весьма специфичная. То был среднебазный трехдверный Land Cruiser-70 в странной комплектации: "дубовая" рессорная подвеска, грузовые штампованные диски, "деревянный" салон без каких-либо электропричиндалов и при этом бензиновый двигатель, да какой - 4,5-литровый, 6-цилиндровый, 24-клапанный! Что ж, сей факт подтвердил давнюю информацию, что Toyota продолжает выпуск легендарной "семидесятки" для рынков третьих стран, где еще востребованы подобные крепости. У нас новым такой джип, конечно, не купят. Даже за те сравнительно немногие $28000, какие он стоит здесь. Модель явно рассчитана на тех новых монголов, кто готов носиться по городу и степям на "уазике", но только японском. Монголы, между прочим, славятся как отменные гонщики на УАЗах. Проводятся даже ежегодные национальные соревнования, на которых они  показывают чудеса вождения этих джипов. И, кстати, давно научились форсировать убогие двигатели путем расточки, шлифовки и даже "турбирования". Видимо, на таких горячих монгольских парней и рассчитан сей Land Cruiser, в котором все атрибуты УАЗа, но при этом двигатель форсировать не надо. Экономический облик покупателя, наверняка, тоже составлен - это не менее, чем владелец крупной сети бензозаправок, иначе как прокормить два 70-литровых бака? (Спустя два года мы снова посетили шоу-рум Toyota-центр этот Крузак стоит до сих пор.) А самым ярким автомобилем в Улан-Баторе можно смело назвать Hyundai Accent нового поколения. В прямом смысле. Еще в прошлом году в качестве столичного такси по улицам тарахтели пережитки интернационализма - пластмассовые "Трабанты" (хорошо еще, что не "Запорожцы"). В этом году, видимо, их всех переплавили на игрушки, а для такси закупили сотни две новейших Accent ядовито-желтого цвета. Что касается автомобилей попроще, то родные российские на равных делят дороги c second hand далеко не лучшего состояния, большую долю которого составляют корейские автомобили. Меньше японских, и совсем немного немецких, причем они же самые старые. В качестве маршрутных такси летают те же "Грэйсы" и "Бесты", что и в Иркутске, но имеют две особенности: лишены каких-либо указателей маршрута и сколь-нибудь пристойного технического состояния. Форме "гаишников" здесь уделяют явно больше внимания, нежели безопасности пассажиров. Но настоящим бедствием для автотуристов в Улан-Баторе становятся вовсе не отмороженные драйверы или пижонистые "гаишники". Проблемы подстерегают на стоянках у крупных общественных заведений, где хозяйничают пацаны-мойщики. В отсутствие хозяина они помоют "платежеспособную" машину независимо от того, чистая она или грязная, и с джипа за это будут требовать два-три доллара. С этим надо или мириться, или торговаться, или скандалить, как это у нас случилось разок. А потом "Самураем" был применен ноу-хау, кажется, единственно верный способ как-то противостоять этим рыцарям ведра и  тряпки. На стоянке перед уходом водитель просто поднял дворники, будто машина только что помыта. Это внесло большое смятение в ряды мойщиков, готовых порвать незванных конкурентов, но машину они не тронули. Улан-Батор автомобильный примечателен еще вот чем. Здесь есть улица, длиной не меньше иркутской Карла Маркса, полностью занятая автосервисами и магазинчиками запчастей. Вот на этой автоулице, в отличие от шоу-рума Toyota, кипит жизнь. Здесь и запчасти подешевле и ремонт любой сделать можно. Очень, надо сказать, удобная улица, аналогов которой видеть не приходилось. За два проведенных дня в столице Монголии нам очень везло с погодой: было пасмурно, не жарко и без дождя. Самая подходящая погода для осмотра местных достопримечательностей. Здесь их не так мало, но мы успели не везде. Съездили за город в долину динозавров, где расположены, как считается, самые красивые горы Монголии. И действительно, после степей  эти чудо-горы кажутся рукотворными, особенно знаменитая скала "Черепаха", рядом с которой наши джипы выглядят просто клещами. Бетонные динозавры в натуральную величину "пасутся" среди реликтовых гор так естественно, будто эти пресмыкающиеся просто окаменели сто миллионов лет назад. Здесь легко представить,  что когда-то на земле все так и было, разве что деревья росли другие, раза в три повыше. Для тех, кто любит тишину и абсолютно спокойный отдых, лучшего места в Монголии не найти. Ну а любителям развлечений в нынешнем Улан-Баторе тоже не будет скучно. В городе масса кафешек и баров, вплоть до стриптиз-заведений, дискотеки и современная музыка, среди которой монгольскую услышишь редко. На FM-радиостанции диджеи говорят по-русски и даже проводят русские часы музыки. Хотя по рекламным щитам в городе понятно, что письменность на основе русского алфавита здесь уже заменена английской. Совсем как у нас во времена первых лет капитализма. Мы с удовольствием были гостями пивного магната Ачира, который развернул большую сеть пивбаров с фирменным бочковым пивом Chinggis beer.  Именно по его приглашению мы путешествовали по Монголии, а после жарких пыльных дорог с наслаждением угощались классным пивком, побывав в двух уютных барах, где поздно вечером свободных мест не найти. В зависимости от сорта кружка бочкового пива стоит $1.6-2.0. В магазинах, как говорится, все есть, особенно много китайского, в том числе повсюду продают дешевые сотовые телефоны, благодаря которым весь Улан-Батор "сотизирован". Интересная особенность супермаркетов - возможность торговаться, как на рынке. Цены на товары первой необходимости не особо отличаются от российских. Катаясь по городу, наши джиперы извлекли для себя еще одну находку. После осмотра 15-метровой статуи Будды в главном храме Улан-Батора, прямо на территории монастыря вдруг обратили внимание на подвеску новенького УАЗ-3153. Наболело, знаете. И надо было видеть, как в этом многолюдном божьем месте мы по-мальчишески лазили вокруг уазика и восхищались его грамотно подвешенными мостами. Здесь не погнет и не выбьет стремянки рессор от случайного удара, как это случилось у Wrangler и может случиться у Toyota. Так-то вот. Ночевать же, как и положено дикарям, выезжали за город, поэтому домашний быт столичных монголов просто не видели. 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Дорога домой всегда ровнее и мягче, но в этом году новенькая трасса от Улан-Батора до Кяхты нас приятно удивила. Накатав в столице 260 километров и напоследок посетив пивзавод Ачира, построенный из немецкого оборудования, далеко за полдень выехали в Кяхту и на одном дыхании проскочили до нее 340 километров. Трасса оказалась настолько гладкой, что "Черный" поначалу не удержался и решил хорошенько размять поршни. Нашу колонну как раз обгонял "сотый" "Крузер" со скоростью 110 км/час, которого "Черный" и решил подстегнуть на гонки. Но за  рулем "Крузера" оказался не горячий монгол, а спокойный китаец, который на моську Wrangler не обращал никакого внимания. И тому пришлось понуро плестись в колонне.

На такой дороге наш HiLux Surf уже шел, действительно как легковой комфортабельный универсал, где даже турбодизель совсем не слышен. Электроприводами люка и заднего стекла настраиваешь оптимальный воздухопоток для обдува салона и наслаждаешься ровненькой трассой. И будто не было ни болот, ни песка, ни гор, ни степей, ни камней, ни пыли и тряски. Даже по двигателю, заправленному спортивной синтетикой Castrol, не скажешь, что джип прошел экстремальные дорожные условия. Уровень масла не упал ни на миллиметр, давление стабильно высокое, и при этом нигде нет потеков или "потения". В салоне ни скрипа, ни звука, все на своих местах. Двухступенчатые амортизаторы сухие и по-прежнему надежно работают в режиме Sport и Normal. Правда, после обрыва ремней, страховавших задний мост от максимальных ходов, на крутых перегибах оттуда стал раздаваться скрежет. По приезде домой придется осмотреть крепление дополнительных пружин. У других джипов уровень масла незначительно упал, а у "Деда", к тому же, обнаружилась вода в  мостах и коробке. Отдельное спасибо общественному активу, радиостанции MegaJet, которая без особых замечаний достойно несла вахту связного. В целом же с началом асфальта технические проблемы в колонне закончились, но не приключения. Попарившись полдня на границе в Кяхте, где люди удивлялись нашему некоммерческому пребыванию в Монголии, российских 720 километров прошли относительно нормально. За Улан-Удэ даже помогли вытащить "Волгу" из речки, на которой туда заехала подгулявшая молодежь. "Самурай" со свистом выдернул эту ванну, а "Черный" цинично дал пару кружков на том месте, где "Волга" только что сидела мертво. Смотрите, ребятки, на каких машинах надо ездить на пикники. Не понятно, за что прогневались на нас бурятские боги, но вскоре после этого два экипажа испытали, что такое лопнувшее колесо на скорости 100  км/час. Хорошо, что задние. Сначала у "Деда", видимо, от усталости, стрельнуло заднее левое, а потом тем же задним колесом "Самурай" поймал швеллер, упавший с грузовика. Машину вынесло на встречную, но к счастью, там было пусто. На российской территории дорога выдалась благополучной, если не считать штрафов за превышение скорости бдительной ГИБДД в Байкальске. На 14-й день путешествия команда прибыла в Иркутск, оставив за собой петлю длиной около 3150 километров. Иркутск встретил жарой не хуже (или не лучше?), чем в монгольских степях. Но это уже было не важно. Стрелка альтиметра грустно упала на свои "домашние" 450 метров. Все, флаг спущен, рейд закончен. Пора было включаться в привычную суету, по которой все сильно соскучились.

Спасибо всем за теплую компанию. 

Особая благодарность руководителю нашей экспедиций Валерию Гаращуку.

 
"Дед", Land Cruiser 60 Валерий Гаращук
Константин Куликов
Алексей Савин
"Ураган", Land Cruiser 60
Илья Семенов
Маша Семенова
"Прибой", HiLux Surf
Анатолий Зайцев
Костя Зайцев
Василий Ларин
"Черный", Jeep Wrangler
Игорь Шведов
Рудольф Кавчик
Пес Магвай

 

Автор текста: В. Ларин

Для WWW материал подготовил 

Рудольф Кавчик

Написать письмо

Комментарии (0)

Оставить комментарий:

Уважаемые посетители сайта! Пожалуйста, будьте как дома, но не забывайте, что в гостях. Будьте вежливы, уважайте родной язык.

Кладоискатель > Энциклопедия кладоискателя > Путешествие через Хубсугул к золоту Чингисхана (продолжение)

Сеть магазинов поисковой техники "МДРЕгион". Металлоискатели и снаряжение.

Все права защищены © 2014 www.kladoiskatel.ru Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администратора и активной ссылки на источник!